Главная > Статьи > Православная семья > Беседа 13. Божественное великодушие (НОВОЕ!)
23.10.2015

Беседа 13. Божественное великодушие (НОВОЕ!)

Сегодня мы завершаем публикацию отрывков из книги константина Ганотиса «Исповедь одного родителя».

Когда люди согрешили и оказались за пределами Рая, на место Бога они поставили справедливость. Самое удивительное было то, что сначала они не подчинились Божественной справедливости и принесли в жертву на алтарь неповиновения целый Рай, а позже возвысили идею справедливости на самую вершину ценностей.

После убийства Авеля Бог задал Каину вопрос: «Где брат твой?» Но первый братоубийца на земле сам поставил справедливость выше Бога. Господь спросил его о брате, хотя как Бог Он прекрасно и Сам знал о несчастной судьбе Авеля. Это был не вопрос, а, скорее, просьба исповедать братоубийство и попросить милости Божией. Но Каин поставил между собой и Богом милости призрак человеческой справедливости: «наказание мое больше, нежели снести можно» (Быт. 4:13), то есть «моё преступление более огромное по своему масштабу, чем могла бы (или хотела) мне простить Божественная справедливость». Таким образом, первым сотрясающим основы бытия событием человеческой истории после грехопадения стало умаление любви Божьей, Божественного великодушия.

Впрочем, то же самое сделали и родители Каина. Первородные Адам и Ева не обратились к милости Бога, но лишь попытались оправдаться перед Господом, используя своё собственное представление о справедливости (виноват не я, а другой). Они не смогли противостоять впервые познанному ими чувству страха: «голос Твой я услышал в раю, и убоялся» (Быт. 3:10), рассказать Милостивому Богу о том, что произошло, и получить исцеление.

Таким образом, разрушилась первая семья на Земле — семья Бога-Отца и Его созданий. Точно так же с тех пор разваливаются многие семьи. Люди сначала поворачиваются спиной к Богу, а затем и к своим родным. Непобедимая человеческая справедливость, которую каждый призывает на свою сторону, делает это несчастье неизлечимым.

Самым поучительным в этой истории оказалось то, что, сколько бы ни апеллировали люди к этой своей справедливости, они не могут объяснить, как потеряли радость и почему депрессия раздавливает их души. Таким образом, людская справедливость не имеет никакой связи с Богом, ведь Его присутствие в жизни всегда дарит радость.

Все древнегреческие трагедии построены на триумфе справедливости, которую в древности называли «возмездие», «отмщение», справедливости, которая наказывает плохих и виновных. А поскольку все люди в чём-то виноваты, то главные персонажи трагедий обычно бывали наказанными, несмотря на то, что некоторые из них, — такие как Антигона, Ифигения и Ипполит, — вызывали у аудитории сочувствие.

В итоге у древних зрителей складывалось впечатление, что все люди несут в себе вину, все подвержены наказанию судьбы за старые и новые преступления. В то же время эта карающая справедливость «умиротворяет» души людей, поскольку дарует им уверенность в том, что существует некая высшая сила — сколько бы зла она ни приносила, — которая управляет миром. Похоже, что самым горестным и скорбным чувством в неосвобождённом мире было чувство отсутствия Бога.

Теперь мы можем осознать всю степень тяжёлой и непреодолимой депрессии, которая господствовала в мире перед пришествием Иисуса Христа, и той депрессии, которая и сегодня захватила мир, отвратившийся от Бога. Люди живут в состоянии духовного сиротства, их мучения и чувство вины не находят никакой поддержки и помощи, которая была бы наполнена нежностью, заботой и лаской. И с этим чувством они женятся и устраивают свои семьи.

Несмотря на то, что в первое время после свадьбы радость заполняет сердца и дарит людям утешение, очень скоро множество супружеских пар одевает «саван справедливости», и каждый из супругов начинает рыть окопы и возводить оборону ради защиты своих прав. При этом слабые указывают на право равенства, а сильные провозглашают право сильнейшего.

Поэтому современный человек пребывает в состоянии крайней усталости и так настойчиво ищет разные оглушающие «развлечения», а также применяет галлюциногенные и наркотические вещества, алкоголь и пр. Он нигде не может успокоиться и отдохнуть — ни наедине с самим собой, ни в семье с близкими людьми, ни во взаимоотношениях с обществом. Он вечно «униженный и оскорблённый», но, как только у него появляется такая возможность, сам превращается в обидчика и поступает несправедливо с другими людьми, из-за чего вынужден постоянно «держать оборону», как бы кто ему не отомстил. И вот жизнь превращается в ад!

В ряде культур у женщины были отобраны достоинство и права, а отцу, супругу, братьям дали абсолютную власть над женой, матерью, сёстрами и каждой женщиной в семье. Христианство привнесло революционные изменения в семейные взаимоотношения и определило, что мир и дисциплина в семье должны быть основаны на любви и свободе. Таким образом, там, где нет любви и свободы, разрушается семья, потому что христианское общество не признаёт абсолютную власть мужчин.

Социальная философия христианского общества начинается со связи Бога и людей. Наш Господь есть Любовь, как сказано в Евангелии. И Он ничего не требует от человека, считая и грешника, и праведника Своими детьми. Бог враждует только против греха, который портит и разрушает жизнь Его чад, а также Господь — противник диавола, продолжающего соблазнять всеми доступными ему способами потомков первородных людей. И Бог побеждает: упраздняет смерть, которая была последствием греховности, сводит на нет козни вероломного диавола и ликвидирует силу греха.

Человек приходит к Богу по Его благодати, то есть по любви Божией, взамен которой Господь ничего не просит. К человеку, воспринявшему в сердце своём Божественную благодать, приходит благодарность и отрицание греха, что приводит его к возвращению на путь послушания Богу.

При помощи такого богословия христианин может выстроить верную антропологию и правильную социологию. Все члены семьи отказываются от претензий на справедливость, и муж или жена не прекращают быть таковыми, даже если согрешат, и ребёнок остаётся столь же горячо любимым, и о нём заботятся с прежней нежностью, как сильно и сколько бы он не грешил.

Грех не изменяет природу личностей и природу их взаимоотношений. Каждый человек в семье имеет метафизическое достоинство и, таким образом, старается становиться лучше, а когда падает, атмосфера в семье даёт ему лучшую возможность скорее подняться и исправиться.

Современный рационалист совершенно не в состоянии понять, каким образом Церковь на протяжении веков могла оказывать благотворное влияние на развитие нравственности в человеческом обществе и делала это, не наказывая и угрожая, а прощая. На западе, где преобладает поддельное, фальшивое христианство наказания и искупления, люди чувствуют себя не спасёнными и поэтому постоянно придумывают разные социальные, психологические и политические идеологии, чтобы наполнить ту пустоту, которую оставляет в них отсутствие Бога любви.

Человек мира сего охвачен комплексом неполноценности и отсутствия человеческого достоинства, поэтому он с таким упорством прикладывает усилия к тому, чтобы уверить окружающих в своём достоинстве. Получается, что все борются и воюют со всеми. Если уничтожить это бесчеловечное лицо справедливости, человек становится по-настоящему свободным и радуется любви других людей, которая не оценивает его.

Каждый христианин знает, что единственное достоинство заключено в его природе, которая есть образ Божий, ведь Господь воплотился, стал человеком и принял смерть за каждого из нас. В этом образец отца и матери в христианской семье. В такой семье и дети, и взрослые счастливы и преуспевают. А любое мучительное и горестное событие, даже если оно происходит по нашей вине, растворяется в сочувствии и поддержке близких.

В действительности, для того чтобы человек мог удержаться на высоте преодоления людской справедливости, ему необходимо постоянно подкреплять свои духовные силы в таинстве Божественной Евхаристии. Если же это не происходит, то в человеке скоро возрождается тяга к мирской справедливости, вкупе с осуждением и злопамятностью, подобно свежим ветвям, которые появляются рядом с корнями срубленного дерева.

В семье испытывается любовь и происходит отмена мирской справедливости. Такая семья становится символом правильно постороенного общества и помогает ему сделаться прообразом Царствия Божия.

Перевод с греческого монахини Екатерины Соколовой в феврале 2014 года.