Главная > Статьи > Православная семья > Беседа четвертая. Наши дети в водовороте новой эпохи
23.10.2015

Беседа четвертая. Наши дети в водовороте новой эпохи

В прежние времена родители не могли нарадоваться и налюбоваться на своих чад, когда те вырастали, потому что становились видны их добродетели. А в нашу эпоху у родителей нередко начинается настоящая паника, как только они замечают признаки взросления у своих детей.

Прошло то время, когда дети гордились своими родителями, своей Родиной, своей религией. Современная молодёжь будто бы не принадлежит никакой общности и общине, семье, Родине. Многие юноши и девушки ведут себя так, как будто не родились в тёплых семейных объятиях. Они чувствуют себя потерянными в безликом социуме и пытаются сами создать социальные группы, в которых им хотелось бы находиться. Часто бывает, что нынешние дети не признают за собой никаких обязанностей, зато постоянно говорят о своих правах и выдвигают требования.

Конечно, всё вышеописанное встречается в крайних случаях, но эти случаи день ото дня делаются всё более частыми… Если мы возьмём почитать, к примеру, школьные учебники, то поймём, что даже современное образование приводит к подобным «крайним случаям».

Родители пытаются притянуть детей к своему образу жизни, к которому они сами привыкли и который считают единственно правильным. И даже не подозревают, что в этом так называемом консервативном духе прячется корень и причина прогрессивной философии, которая разрушает семьи и заставляет радость, жизнерадостность, веселье и утешение исчезнуть из людских сердец.

Мы, родители нынешнего молодого поколения, находимся среди тех, кто с необычайной самонадеянностью и высокомерием возводил и возводит на земле чудовищную технологическую цивилизацию. Таким образом, мы сформулировали и применили в полной мере эпикурейскую философию жизни, приобретая наслаждение во всех его видах и считая его единственным капиталом счастья.

Мы убежали, взяв с собой и наших детей, от простой, приносящей здоровье и величественно красивой природы, поселившись в современных мегаполисах. Мы одобрили существование ненасытной индустрии порноразвлечений или, по крайней мере, не возражали против него. Мы устраивали войны за деньги, нефть или за величие нашего имени. Наши мысли и сердце отвернулись от того, что в народе прежде считалось хорошим и благословенным, и повернулись к выгоде и наслаждению.

Итак, мы с вами являемся поколением людей, которое не в состоянии оправдаться перед своими детьми, а значит, мы виновны. У нас ровно столько детей, скольким мы разрешили появиться на свет Божий. Ни Ирод, ни какой-нибудь султан или хан, ни Гитлер, ни Сталин никогда не смогли бы столь быстро и безжалостно расправиться с таким огромным количеством беззащитных, ещё не родившихся малышей.

Наша самонадеянная и высокомерная цивилизация решила множество проблем, но создала их гораздо больше. Гинекология и педиатрия сильно ограничили детскую смертность, зато позволили увеличить число абортов. Так называемая «демографическая яма»вместе с её «детищем» — проблемой национальной безопасности — ничто перед нравственной и духовной проблемой, которая превращает наши души в обугленные уродливые обрубки. Души мам и пап, дедушек и бабушек, которые совершили убийство миллионов младенцев.

Мы не перестаём при каждом удобном или неудобном случае упоминать и подчёркивать, что сегодняшняя жизнь необыкновенно трудна и что семье нынче не по силам достойно воспитать и выучить много детей. И это говорят многие люди, несмотря на повторяющееся несоответствие их слов с действительностью, которая показывает, что дети из многодетных семей ответственные, старательные, трудолюбивые, хозяйственные, они более довольны своей жизнью. А, главное, их психическое здоровье не в пример крепче и устойчивее, по сравнению с уровнем здоровья детей из малодетных семей.

И всё же мы, родители, изо всех сил стараемся сделать будущее наших детей лучшим, чем наше собственное настоящее. Однако на нашем пути постоянно встают более организованные силы, целью которых является материализация зла. Они дают злу новую «одежду», сотканную из авторитета науки и философии. Они захватывают, прежде всего, область образования и сферу молодёжных развлечений, средства массовой информации, затем подчиняют себе моду, искусство, религию и, в целом, весь спектр цивилизации.

Задача этих сил — заставить молодое поколение думать,подобно компьютерам, заданным, запрограммированным способом, пресекать всякие попытки самостоятельных размышлений и наблюдений, не прибегать к анализу своих мыслей, слов и поступков и, в целом, избегать находиться наедине с самими собой. И наши дети начинают считать, будто человек — это некое эволюционировавшее животное, обладающее утончёнными желаниями и требованиями. Им внушают, что нравственность, религия и все прочие «высшие проявления человеческой деятельности» — это всего лишь второстепенные и чуждые «добавления» и «вкрапления» в основную природу человека, подобно тому, как животные в цирке посредством дрессировки приобретают некоторые не свойственные их природе умения.

Человек, воспитанный подобным образом и на таких примерах, становится беззащитным перед лицом любых своих желаний, он просто не умеет сдерживать их. И, разумеется, производители продукции, призванной удовлетворять любые человеческие потребности и прихоти, получают от этого огромную прибыль. Ведь этот «человек потребляющий» не может устоять перед рекламой и всегда купит то, что станут больше рекламировать.

Самыми действенными и эффективными помощниками этого организованного движения новой эпохи являемся мы с вами, безымянное множество, «население». Мы, не подозревающие ни о чём дурном, пребывающие в глупости и незнании, столь удобных для нашей духовной лени и вялости, — мы «плывём по течению», как осенние листья в потоке дождя, и покидаем наших детей, а значит, предаём их.

Мы не постоянны в церковной жизни или вовсе оставляем её, и она превращается для нас в некую расплывчатую «религиозность». Из нашей национальной истории держим в памяти лишь несколько символов, а саму историю не знаем и не помним, за исключением, может быть, нескольких легенд или рассказов. Мы превращаем наш язык в средство повседневного общения, ограничиваем его и не развиваем. Читаем и поём только то, что нам предлагают в своём «меню» пресса, радио и телевидение.

Если родители утеряли свою веру, и их не трогает за душу перезвон колоколов, если они не встают больше на воскресную Литургию и не ведут туда своих чад, то такие родители становятся«миссионерами новой эпохи» для детей. Даже если ребёнок вдруг проявит интерес к церковной жизни, родитель, «идущий в ногу со временем», сделает всё, чтобы отвратить своё чадо с этого пути. Для таких людей Христос говорил: «Пустите детей приходить ко Мне»(Марк. 10:14).

Эти родители не будут праздновать великие церковные праздники, и их дом не поменяет свой вид и ритм жизни, для того чтобы семья почувствовала дух Рождества или Пасхи. То же самое произойдёт и с национальными праздниками, когда забудется их смысл, и родители уже не смогут рассказать своим детям их историю.

Постепенно жизнь теряет смысл, а личность — свою священность. Дети более не уважают личности других людей, но ценят удовольствия, которые можно от этих людей получить, ипользу, которую можно извлечь. И, поскольку в детских сердцах в этом случае не действуют благородные чувства, то приходитдепрессия, та самая депрессия, которая наполняет психиатрические клиники подростками, юношами и девушками…  Может, кто-нибудь из вас заметил, что молодёжь сейчас совсем не поёт? Музыка, которую мы слышим, в основном, электронного происхождения.

Во всём этом живёт наша молодёжь, всё это она чувствует, даже если не осознаёт этого и не может проанализировать своё состояние. У ребят попросту нет другого опыта, с которым они могли бы сравнить свою нынешнюю жизнь. В то же время в области бессознательного у них сохраняются врождённые архетипические образы, но подростки чувствуют полнейшее несоответствие реальности этим образцам. Это вызывает нестерпимую тоску. Для того чтобы убежать от страшной действительности и невыносимой грусти, съедающей их, ребята начитают принимать наркотики иалкоголь.  Неслучайно, что люди становятся наркоманами именно в подростковом и юношеском возрасте.

Пройдёт не так много лет, и парализованные руки современных подростков, порабощённых разными видами зависимостей, не смогут управлять различными механизмами и машинами. Западный мир сдастся без боя иммигрантам, которые уже обучаются работать с высокими технологиями. Германия признаёт немцами — кто бы мог в это поверить несколько десятилетий назад — турок-переселенцев и приглашает на высокооплачиваемую работу индийских специалистов по компьютерам.

Там, где дух новой эпохи развивается наиболее удачным для себя образом, он парализует жизнь своих последователей-жертв. И, возможно, в двадцать первом веке нас ожидает социальный взрывнеобычайной силы, передел мира, который перемешает людей в гораздо более значительной степени, чем две мировые войны двадцатого столетия.

Когда брошенные, одинокие старики начнут умирать в своих квартирах, и соседи будут догадываться об этом лишь по соответствующему запаху, когда население, особенно молодого возраста, будет наполовину состоять из иммигрантов, когда наша армия станет совершенно не боеспособной, и мы останемся в надежде на милость соседних стран, тогда не понадобится уже Министерство образования с его предложением убрать национальный гимн из школьных учебников, потому что никто уже не будет считать это стихотворение своим национальным гимном.

Но в какой-то момент проснутся некоторые молодые люди в нашей стране и устроят революцию. Их будет мало, и они станут первыми и, наверное, единственными представителями молодого поколения, которые не нуждаются в услугах психиатра.

Я мог бы согласиться с тем, что слишком трагично и пессимистично описал наше настоящее и будущее, если бы убедился в том, что эта революция не началась. Но она — слава Богу! — началась, и доказательством являются эти страницы, а также интерес к ним читателей.

Пусть наша жизнь станет «жертвой живой» и наполнится последовательной и глубокой любовью ко Христу. Тогда и наши дети успокоятся, начнут любить, верить, испытывать чувство стыда, мечтать и, наконец, смогут стать счастливыми.

 

Перевод с греческого монахини Екатерины (Соколовой) 13.11.2013