Главная > Статьи > Православная семья > Беседа пятая. Наши дети не принадлежат нам
23.10.2015

Беседа пятая. Наши дети не принадлежат нам

зумляет, насколько подчас легко и «случайно» приходит в этот мир новый человек. И всё же обретение жизни человеком — это великое дело. Бог и диавол, рай и ад, жизнь и смерть постоянно борются за всех людей, которые приходят в этот мир и в какой-то момент начинают чувствовать причиняющую душевную боль ответственность за всё то, что они совершают в своей жизни.

Родители, которые в первый раз берут на руки своего младенца, принимают на себя одновременно и огромнуюответственность и обязательство сохранить и вырастить это слабое, беззащитное и пока ещё совершенно не способное самостоятельно поддерживать свою жизнь существо.

У маленького ребёнка недостаточно сил и умений, чтобы выжить, поэтому родителям приходится с высоты своего жизненного опыта вмешиваться и с любовью контролировать инициативы своего чада, дабы научить его, как жить в этом мире. Но бывает, что в сознании родителей, таким образом, появляется и изо дня в день крепнет ощущение власти и собственного превосходства над ребёнком, которое иногда перерастает чуть ли не в уверенность, — возможно, не вполне осознанную, — будто ребёнок — это собственность своих родителей.

Нередко родитель считает, что ребёнок составляет проекцию его самого. При таком образе мыслей родителям свойственно не обращать внимание на личность своего чада, фактически лишая его права на самостоятельное существование. В этом случае начинается мученичество ребёнка, который чувствует врождённую потребность к развитию ответственности и самостоятельности, и становлению своей личности, но не может всего этого осуществить, поскольку с этой потребностью совершенно не считаются его собственные родители.

В целом, наша цивилизация предполагает своевольное использование человеком всего Божественного создания. Человек считает себя собственником мира, по крайней мере, того «куска мира», над которым он имеет — или считает, что имеет — какую-то власть. И первое выражение этого властного использования мира заключается в том, что родитель ощущает себя вправе решать, родиться или не родиться другому человеку, то есть его ребёнку. Как какой-нибудь убийца принимает решение, жить или не жить его жертве, так и подавляющее большинство взрослых людей в наше время используют подобную власть. Таким образом, они начинают чувствовать, будто мир принадлежит только им, раз существует благодаря их решениям. В этом состоит уподобление падшему Деннице, которое проявляется в попытке захвата власти, принадлежащей Создателю, поная замена Божией воли на волю человеческую.

Впоследствии родители нередко укрепляют в нравственном отношении эту свою власть при помощи разнообразных жертв, которые они вынуждены делать ради своих детей. Усилия, которые прикладывают родители, и их затраты на воспитание ребёнка украшают родителей венцом доброделания и одновременно жертвенности. А затем, — особенно, если родители не были воспитаны в истинном христианском духе, — они требуют от своего чада «оплату по счетам» — полное послушание и успех в социальной жизни, поскольку этот успех чаще всего воспринимается такими родителями как их собственный.

Например, им хочется, чтобы их ребёнок был, непременно, самым умным и сообразительным, представительным, выбрал бы профессию, приносящую хороший доход, чтобы у него было имя в обществе и т.д., и т.п. При этом самого ребёнка, бывает, и не спрашивают, а что же хочет он сам. Или спрашивают, но не выслушивают его ответ. Трудно различить, насколько родители хотят всего этого для своих детей и делают ли они это из любви к ним, или же они, прежде всего, стремятся, таким образом, представить самих себя для общества в более выгодном свете, позиционировать себя как успешных людей.

И ужасными бывают моменты, в которые подростки вдруг обнаруживают, что своим существованием и своими успехами они служат целям других людей, исполняют мечты не свои, а опять же других людей, пусть даже эти другие люди являются не кем иным, как его собственными родителями. К примеру, часто все подвиги, которые родителям не удалось совершить самим, неисполненные мечты, неполученные награды, — всё это они теперь желают совершить, исполнить и получить в лице своих детей.

Разумеется, вышеописанные явления — это показательболезненности в наших отношениях с детьми, но в последние годы они получают широкое распространение. Возможные причины этих процессов заключаются в том, что множество людей отходят в своей жизни всё дальше от учения Церкви, а также по причине драматического ограничения рождаемости в последние десятилетия. И можно только пожалеть семьи, которые из приюта любви и радости превращаются в место отчуждения, одиночества и мучений.

Наши дети не выдерживают такого напряжения, в их душах скапливается всё больше гнева и несогласия с происходящим. В результате накопившиеся отрицательные эмоции находят выход, и ребята начинают участвовать в неразумно опасных для жизни и здоровья предприятиях, употреблять наркотики и алкоголь,уродовать свою внешность — тело, одежду, причёску, лицо. Подростки пытаются отрешиться от всего и вся, и эта отрешённость(её ещё называют в просторечии «пофигизм») принимает уже болезненные формы. И это делается, чтобы уничтожить весь тот «лоск», которым мы, взрослые, ради нашей же самопрезентации, представительности, успеха в обществе, пытаемся покрыть наших детей.

Трагедия заключается в том, что эти душевно раненые, революционно настроенные молодые люди, взрослея и становясь, в свою очередь, родителями, делаются точными копиями своих родителей, их образа жизни, мыслей и поведения. И молодёжь зачастую этого даже не осознаёт. Но когда-то ведь все мы должны понять, что объяснение этого феномена кроется отнюдь не в возрасте (то есть в так называемом разрыве поколений илипроблеме отцов и детей), не в особенностях эпохи, в которую нам довелось жить, и не в каких-либо внешних, социальных обстоятельствах. Дело в незрелости, порабощённом сознанииродителей, да и в целом, людей, относящихся к современной цивилизации.

Например, всего несколько десятилетий назад социологи-аналитики утверждали, что проблема употребления наркотиковсреди молодёжи тесно связана с такими социальными факторами риска, как бедность, безработица, низкий уровень образования. Но кто сегодня рискнёт утверждать подобное? Подавляющее большинство наркоманов нельзя назвать нищими, и работа у них есть (или, по крайней мере, была на момент начала зависимости), многие из них — достаточно образованные люди. Это молодые ребята и девушки, чувствующие себя оставленными сиротами посреди удобств и комфорта, которые им предоставили их родители. А родители просто родили этих детей, но не научились своей родительской роли и ответственности, так и оставшись незрелыми личностями.

Подростки проявляют явные признаки депрессии, даже когда родители дарят им дорогие подарки. Вместо того чтобы вызывать в обществе уважение к своей семье, дети нередко позорят её своимнедостойным поведением и капризами. Ради поддержания ихздоровья делаются многочисленные затраты, но ребята уничтожают его самыми разными способами, в основном становясь зависимымиот наркотиков, сигарет, алкоголя, азартных игр, компьютера, — как будто им и не нужно вовсе это здоровье. Наконец, Господь даёт с нашей помощью ребёнку жизнь, а он желает смерти и совершаетпопытку самоубийства… После всего этого у родителей остаётся лишь горькое чувство опустошения от мыслей о том, что они совершенно не правильно воспитывали своё чадо.

Когда мы, родители, убедимся в этом и, в конце концов, примем на себя ответственность за происходящее, именно тогда и начнутся в нас великие перемены, поскольку неудачи на поприще воспитания детей и наша ответственность за это всё больше отгораживают нас от позиции собственника, которая характерна для повседневных взаимоотношений современных родителей и детей. И наступает момент, когда мы полностью осознаём, что наши дети не принадлежат нам, что нам их просто доверили на время, чтобы мы их родили и вырастили. Дети навсегда остаются самодостаточными существами, а не добавлениями или придатками к нам самим.  Дети — это создания с тáинственной глубиной внутри своего существа, которую мы никогда не узнáем до конца и которая навечно останется принадлежащей их личности.

Это чувство освобождения приносит одновременно и радостьи боль. Для взрослых горько бывает осознавать, что не они управляют жизнью своих детей, а Бог. Человек вдруг видит, насколько он мал и ничтожен, и это смирение открывает ему путь к Богу. Нередко именно так и происходит встреча с Богом в душе и в жизни человека. Через неудачи, падения, понимание, что дети — это не наша собственность, мы можем стать друзьями Бога, а значит, найдём и свой путь к спасению.

И тогда, когда наш ребёнок начинает идти по пути, отличающемуся от того, который избрали для него мы, его родители, необходимо, прежде всего, помолиться, чтобы Бог никогда не оставлял наше чадо Своей благодатью, а нам бы подарил доверие к Его воле и промыслу, а также веру в талант, силы и решительность ребёнка.

Таким образом, в нашу семейную, а значит, и социальную жизнь входит Бог-Личность, Бог, Которому мы полностью вверяем и наши жизни, и судьбы наших детей. Постепенно прекращаются или смягчаются проявления эгоизма и конфликты как между супругами, так и между старшим и младшим поколением в семье. И мы начинаем мечтать о будущем наших детей уже не «со своей колокольни», но в надежде и уповании Божьего вмешательства, и помощи.

 

  Перевод с греческого Монахини Екатерины Соколовой 21.11.2013.